04:49 

Тони Старк и Философский камень

Klea
The owls are not what they seem
Завожу новый тег под очередной долгоиграющий проект "Мстители в Хоге". Изначальная идея принадлежит Leona, которая утверждала, что любой приличный фандом должен быть скроссверен с ГП. У нее даже были отличные наброски на эту тему. Естественно, мы с Хелей не смогли пройти мимо. Вот первичный результат. Кто-то видел самое начало, сегодня я сделала подарок себе и Хеле к Новом году, дописав хотя бы вторую главу. ;)

Пролог.

— Оглушить его! — рявкнул Воландеморт. Тем временем Поттер уже нырнул за мраморного ангела, укрывшись от запоздалых ступефаев. Крыло ангела с треском отвалилось.
— Импедимента! — проревел мальчишка, высунувшись из своего укрытия и взмахнув палочкой в сторону преследующих его Пожирателей смерти. И даже попал. Тёмный Лорд лишь брезгливо поморщился: за время его отсутствия его гвардия подрастеряла форму. Но это поправимо с помощью сеансов круциотерапии.
Пока Воландеморт строил планы на ближайшее будущее, мальчик перепрыгнул через Кубок и снова бросился на землю, чтобы увернуться от направленных на него заклятий. Ему даже удалось дотянуться до тела мёртвого приятеля…
— Отойдите! Я убью его! Он мой! — крикнул Воландеморт, разозлённый нерадивостью своих слуг. С мальчишкой их разделял теперь всего один памятник, так что пора было заканчивать представление: повеселились и хватит! Подняв палочку, Тёмный Лорд усмехнулся, предвкушая свою победу, но тут…
— Акцио! — крикнул Поттер, указав палочкой на Кубок.
Кубок взлетел, направляясь к мальчишке, и тому удалось поймать его за ручку…
Воландеморт в ярости зарычал: этому малолетнему негоднику снова удалось избежать заслуженной смерти, оставив Тёмного лорда в дураках. Он, Тёмный Лорд Воландеморт, даже в детстве не чувствовал себя таким неудачником!
Первым же делом пришлось устроить провинившимся слугам уже обещанный сеанс круциотерапии. Успокоившись, Воландеморт взял на себя труд подумать. И тут ему в голову пришла замечательная идея.
Когда-то, очень давно, когда он искал средства изменить мир, подстроив его под свои нужды, ему попался древний фолиант, в котором говорилось о Ветках Хроноса. Это был отличный шанс построить новый мир, в котором никогда не будет надоедливого Мальчишки-Который-Выжил. А без выбранного судьбой и самим Тёмным Лордом Избранного мир потеряет надежду и быстро сдастся на милость победителя. Правда, там что-то говорилось про опасность, подстерегающую мага, который решился так кардинально изменить мир, создав новую ветку реальности, но Воландеморт вправе рискнуть. Тем более что что-то серьёзное он бы точно запомнил, ведь сам ритуал Хроноса он помнил великолепно.
На подготовку ушло несколько недель, которые Тёмный Лорд провёл в Малфой-Меноре. Его же подвалы он решил использовать для ритуала, чтобы иметь дополнительный источник сил в виде родового гнезда одного из своих слуг. Тем временем Дамблдор успел объявить о возрождении Того-Кого-Нельзя-Называть. Воландеморт на это ответил полнейшим молчанием, что, по словам доверенных лиц, лишь убедило Министерство в несостоятельности подобных «слухов».
И вот наступил «час Икс». Начертав пентаграмму собственной кровью, смешанной с ритуальным зельем, Воландеморт начал читать катрены, всплывающие в памяти. Он не сбился, даже когда здание Менора ощутимо тряхнуло. Его вели вперёд осознание цели и подспудное злорадство. Когда же ритуал вошёл в свою заключительную стадию, Воландеморт готов был плясать от радости: он буквально физически ощущал, как течение времени повернулось вспять и со скоростью Хогвартс-экспресса убегало назад от дня сегодняшнего. Он ждал, что достигнув восьмидесятого года, года рождения Избранного, время замедлит свой бег и остановится, но ничего подобного не случилось. Оно отматывалось всё дальше и дальше в прошлое, меняя картину мира.
Лишь за пару мгновений до своего растворения Том Риддл, прозвавший себя Воландемортом, понял, что совершил огромную ошибку, за которую ему придётся расплатиться. Мир изменится, создав новую Ветку Хроноса, но в ней не будет места не только Гарри Поттеру, но и самому Воландеморту, даже Тому Риддлу.
Исчезали люди, маги, история шла по другому пути, возникало новое течение магии. Мир менялся, рождая новых злодеев и новых героев.

Глава 1.
РАСПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ШЛЯПА


Хогвартс – английская школа традиционного чародейства и волшебства. Она словно застыла во времени, оставаясь практически неизменной со дня основания. Когда Годрик Гриффиндор, Ровена Рейвенкло, Хельга Хаффлпафф и Салазар Слизерин открыли первое в Великобритании, коей она тогда ещё и не была, учебное заведение для малолетних магов, замок стал единственной возможной основой. Большой, надёжный, он в случае войны мог выдержать длительную осаду, да и в плане удобства выгодно отличался от деревянных холлов, в которых жили тогда англосаксы и уж тем более кельты, только начавшие строить каменные дома. Кроме того, стоило признать, что смотрелся замок величественно, особенно на фоне тёмного неба, отражаясь в озёрной глади всеми своими светящимися окнами. Конечно, с подсветкой небоскрёбов на Манхеттене не сравнить, но зрелище всё равно поражало воображение, всем своим видом демонстрируя первокурсникам, что они попали в сказку. Даже более того, в легенду.
Как уже стало понятно, в этой части света всем заправляли традиции. Косая аллея словно застыла в средневековье, и нельзя даже было заподозрить, что за её каменными стенами раскинулся шумный современный Лондон. Тут же люди в мантиях сновали по узким улочкам, заходили в маленькие магазинчики в поисках нужных покупок, вместо современных средств связи до сих пор использовали сов, а при ворожбе махали палочками, купленными в лавке Олливандера. Да, и ещё деньги хранили в банке под охраной вооружённых гоблинов и драконов. Для любого мага из цивилизованного мира это казалось дикостью.
Хогвартс-экспресс поражал своей допотопностью и медлительностью, но всё же подготавливал студентов к тому, с чем им придётся столкнуться впоследствии. Когда волнение первокурсников по поводу поездки в неизвестность спадало, а остальные успокаивались после новой встречи со старыми друзьями и врагами, наступало время неторопливых разговоров, приводивших внутренний ритм в соответствие с окружающей действительностью. Так что к прибытию на конечную станцию все новички уже более или менее были подготовлены к дальнейшему пребыванию в магическом мире Великобритании.

Когда на перроне их встретил невысокий темноволосый мужчина в обычном чёрном костюме, у многих знакомых с миром магглов детей возникла одна единственная мысль – «агент». И неважно агент чего – ФБР, ЦРУ, МИ-6, полиции в штатском, людей в чёрном. Он смотрелся так чужеродно среди всех этих детей в мантиях, словно инопланетянин в светящемся скафандре на Уолл-стрит.
- Всем первокурсникам подойти ко мне! – приказным тоном прокричал «агент», и ослушаться его было нельзя. – Построились в две шеренги и быстро идём за мной.
Одиннадцатилетние будущие ученики Хогвартса направились за своим провожатым в сторону от остальных.
- А почему мы не идём со всеми? – поинтересовался черноволосый мальчик в модных стильных очках.
- Потому, мистер Старк, что первокурсники прибывают в Хогвартс на лодках. Такова традиция, но вы можете считать это дополнительным бонусом, если хотите.
- А здесь все помешаны на традициях? – продолжал задавать вопросы Старк-младший.
- Нет, кое-кто не помешан, но с ним вы не захотите познакомиться так скоро. Ещё вопросы?
- А как вас зовут? – поинтересовалась бойкая блондинка.
- Меня, мисс Робинс, зовут Фил Коулсон, можете звать меня мистер Коулсон. Я являюсь заместителем директора по хозяйственным и организационным вопросам. А теперь прошу следовать за мной.
С этими словами он развернулся и направился по узкой дорожке, резко уходящей вниз. Первокурсники засеменили за ним.
- «Можете звать меня мистер Коулсон», - передразнил его Старк. – Скорее уж «агент Коулсон».
- Оставь его. Лучше следи, куда шагаешь, - прервал это ворчание его спутник, поддерживая Тони за локоть, когда тот чуть не упал, запнувшись за корень дерева. Тони фыркнул, но промолчал. И не потому, что ему нечего было сказать, просто он не собирался умирать молодым, по глупости сломав себе шею.
Но «агент Коулсон» ещё не знал, что с лёгкой руки Тони Старка это прозвище за ним закрепится и останется в памяти многих выпускников Хогвартса.

А тем временем дорога петляла, уходя все ниже и ниже. Кругом стояла непроглядная темнота, и начинало казаться, что они спускаются в Преисподнюю. Все разговоры стихли, маленький отряд двигался почти в полной тишине. И тут их проводник неожиданно остановился, так что следовавшие за ним ребята еле успели затормозить.
Оказалось, что они вышли к большому чёрному озеру, на противоположном берегу которого, на вершине высокой скалы, возвышался величественный замок с башенками и бойницами. Его огромные ярко освещённые окна отражались в водной глади и соревновались по красоте с усыпавшими безоблачное небо звёздами. Зрелище было поистине прекрасное и вызвало дружный восхищённый возглас.
- А теперь, быстро садитесь по четыре человека в лодку, - скомандовал агент Коулсон, указывая на небольшую флотилию лёгких лодочек, качающихся у берега, и тут же прикрикнул на засуетившихся ребят: - По четыре! Не больше! Если не хотите познакомиться с местной подводной фауной. И отправимся, наконец, ужинать.
После таких предупреждений все быстро расселись по лодкам, и те без всяческих усилий с чьей-либо стороны заскользили, по-прежнему следуя за своим проводником. Все молчали, не сводя глаз с приближающегося замка. Вблизи он казался и вовсе гигантским, подавляя своей массивностью и внешней мрачностью.
- Осторожнее! Пригните голову! – послышался следующий приказ. Флотилия практически поднырнула под утёс, на котором стоял Хогвартс, и оказалась в зарослях плюща, скрывающих огромную расщелину. Миновав это препятствие, попали в тёмный туннель, который, похоже, заканчивался прямо под замком.
Вскоре лодки причалили к подземной пристани, и пассажиры высадились на камни. Дальше их путь следовал наверх по каменной лестнице. Единственным источником света была лишь лампа в руках их проводника. Молча они миновали лужайку у подножия замка и оказались у огромной дубовой двери.
- Все здесь? – спросил Коулсон, поворачиваясь к своим подопечным и пересчитывая их по головам. Убедившись, что количество сходится с первоначальным, он поднял руку и трижды постучал в дверь тяжёлым дверным молотком в виде дракона.
Дверь распахнулась. За ней стояла высокая черноволосая женщина в бордово-красной мантии поверх чёрного брючного костюма.
- Профессор Хилл, вот первокурсники. Передаю вам в руки.
- Спасибо, Коулсон. Директор Фьюри уже ждёт вас.
Коулсон кивнул и умчался куда-то по своим делам, а волшебница повела ребят в большой зал, освещённый факелами. Каменные, сложенные из массивных блоков стены уходили так высоко, что потолок терялся, недоступный невооружённому взгляду, а красивая мраморная лестница казалась дорогой в небо.
По вымощенному плитами полу они добрались до маленького пустого зальчика, который, видимо, примыкал к обеденному залу или общей гостиной, судя по голосам сотен ребят, раздававшихся из-за закрытых дверей, мимо которых они только что прошли. Толпе первокурсников было здесь тесно, они напоминали себе не то селёдок в бочке, не то армию отключённых дроидов, которые только и могли, что стоять по стойке смирно, не двигаясь и даже не дыша. Это нервировало.
Тем временем профессор Хилл, впустив последнего из будущих учеников, обратилась к ним со словами приветствия.
- Добро пожаловать в Хогвартс. Прежде чем присоединиться к своим более взрослым коллегам, вы будете распределены на один из четырёх существующих факультетов. Они различаются не столько специализацией, сколько общностью духа и менталитета. По сути, факультет станет вашим вторым домом, второй семьёй до самого окончания школы. Вы будете вместе учиться, жить в одних комнатах, может быть, тренироваться в одних квиддичных командах. Вместе вы будете работать на благополучие своего Дома, своими достижениями зарабатывая для него очки, или же теряя их вследствие своей лени и недисциплинированности. Между факультетами существует соревнование за кубок квиддича, а так же за кубок школы, при присуждении которого учитываются все заработанные вами за год баллы, - профессор Хилл строго посмотрела на первокурсников, всем своим видом говоря, что эту информацию стоит принять во внимание, прежде чем что-то начать делать. А затем продолжила свою речь:
- Факультетов в школе четыре: Гриффиндор, Слизерин, Хаффлпафф и Рейвенкло. Названы они так по фамилиям основателей школы. Каждый из факультетов имеет свою историю, свои традиции, из каждого выходили выдающиеся маги. Надеюсь, когда-нибудь вы тоже прославите свой Дом, - и опять это было сказано таким тоном, словно она готова была лично сломать палочку тому неудачнику, что не достигнет необходимого величия.
- Распределение начнётся через несколько минут в присутствии всей школы, у вас ещё есть время собраться с мыслями. Я вернусь за вами, когда придёт ваше время.
С этими словами она вышла, прикрыв за собой дверь и оставив ребят одних.
- Осталось пустить газ и сходство будет очевидным, - громко высказался Тони.
И тут же его слова словно нашли своё подтверждение: из противоположной от двери стены в комнату начала просачиваться странная бело-серая субстанция, по мере проникновения в комнату приобретающая очертания человеческих фигур. Не менее двух десятков призраков скользили веред, не замечая препятствий в виде плотно прижатых друг к другу учеников и при этом не прекращая начатого ранее спора.
- Бог говорил нам о всепрощении, и по идее мы должны дать ему ещё один шанс, - проповедовал призрак маленького толстого монаха.
- Мы уже давали ему этот шанс, а также другой и третий. Пивз вообще не призрак, он полтергейст, навязчивый дух в школе полной детей, которые подпитывают его зловредную энергию. Не понимаю, почему его до сих пор не изгнали. Была надежда на нового Директора, который не слишком придерживается традиций, но и он не снизошёл до такой ме묬¬очи. Так что нужно решать проблему самим.
Призрак в трико и круглом пышном воротнике внезапно замолчал и остановился, застряв в теле ученика, через которого просачивался в данный момент. Молча они уставились друг на друга, пытаясь, видимо, осознать, что же делать дальше. Мальчик начал заметно дрожать, не то от страха, не то от холода, который несло за собой каждое соприкосновение с призрачными телами.
- Эй, а ты что здесь делаешь? – поинтересовался призрак.
- Разве не видите, жду, когда вы покинете мои внутренности, - огрызнулся мальчик.
Призрак в трико смутился и взлетел над головами учеников, чтобы больше не доставлять неудобств. Остальные пришельцы последовали за ним.
- Да это новые ученики! – воскликнул Толстый Монах, улыбаясь собравшимся. – Ждёте отбора, я полагаю?
- Нет, суда Инквизиции, - не смог смолчать Тони Старк.
- Шутник, - зловеще рассмеялся жуткого вида призрак в одеждах, запачканных серебристыми пятнами крови. Его жуткие выпученные пустые глаза на вытянутом худом лице ярко контрастировали с его заинтересованным тоном. – С таким чувством юмора будешь или на моём факультете или, на худой случай, в Рейвенкло.
- А может, он попадёт в Хаффлпафф, - вмешался всё тот же Монах. – Мой любимый факультет, я на нём когда-то учился. На нём всегда рады видеть трудолюбивых, преданных своему делу и верных своим товарищам. И весёлых, конечно.
- А какие есть ещё варианты? – не растерялся Тони, который примерил на себя требования факультета и сморщился.
- Меня зовут сэр Николас де Мимси-Дельфингтон, - представился жемчужно-белый мужчина в трико. – Когда-то я учился на Гриффиндоре. Как пела раньше Распределительная Шляпа:
Быть может, вас ждёт Гриффиндор, славный тем,
Что учатся там храбрецы.
Сердца их отваги и силы полны,
К тому ж благородны они.
- Да, может, храбрости у вас и не отнять, только вот ума Бог вам не дал. Отвага, может, и ценна на поле боя, а вот благородство может оценить лишь палач. Тебе ли не знать, Почти Безголовый сэр Николас, - ядовито ухмыльнулся призрак в крови и обратился к внимательно слушающим ребятам: - Если хотите уметь выживать любой ценой или достичь своей цели, несмотря на любые препятствия, вас ждут в Благородном Доме Салазара Слизерина. Только там вы сможете в полной мере получить и оценить данные навыки.
- Да ваш «благородный дом» только тёмных магов и может воспитывать, для которых честь лишь пустой звук, - завёлся Почти Безголовый Ник.
- Николас, Барон, прекратите! – прервала начинающуюся ссору Серая дама. - Ученики сами примут решение или им поможет в том Распределяющая Шляпа.
- А вы к какому Дому принадлежите? – поинтересовался Тони, стараясь чтобы это прозвучало галантно.
- Мой Дом – Рейвенкло. Дом ценящих знания.
- Хватит! – прервала их неожиданно появившаяся профессор Хилл. – Прошу всех следовать за мной. Церемония распределения сейчас начнётся.
Все с облегчением покинули тесную комнатку, ещё раз пересекли зал при входе и, пройдя через массивные дубовые двери, очутились в большом обеденном зале.
Это было красивое и в полной мере волшебное место. Зал освещался множеством плавающих в воздухе свечей. За четырьмя длинными столами, заставленными золотыми кубками и тарелками, сидели старшие ученики, с интересом разглядывая новеньких. Над их головами располагались флаги с эмблемами факультетов, помогая сориентироваться первокурсникам. На другом конце зала за таким же столом сидели преподаватели. Но самым примечательным в этом зале оказался потолок. Он представлял собой тёмное небо, усыпанное звёздами, точно такое, какое они видели снаружи. Именно таким его описывала «История Хогвартса», которую многим ученикам советовали прочитать перед поступлением.
Пока первокурсники оглядывались вокруг, профессор Хилл поставила перед ними высокий табурет и водрузила на него остроконечную шляпу - такие некогда носили волшебники. Эту, судя по всему, затаскали до дыр, которые теперь прикрывали разноцветные заплаты. Она была старая и сморщенная, а так же ужасно грязная. Большая часть девочек и даже мальчишек передёрнулись, глядя на неё.
Когда гомон в зале стих и все уставились на Шляпу, та соизволила пошевелить складкой, напоминающей рот.
- Без песен! – прервал, видимо, очередную традицию чернокожий мужчина с повязкой на левом глазу. Он сидел во главе стола преподавателей и недовольно поглядывал на древний артефакт. Шляпа громко вздохнула и закрыла своё ротовое отверстие.
Профессор Хилл шагнула вперёд и развернула длинный кусок пергамента.
- Когда я назову ваше имя, вы подойдёте, наденете Шляпу и сядете на табурет, - произнесла она. – Начнём! Бэннер, Роберт!
Высокий крепкий паренёк в мешковатой, чуть помятой одежде вышел вперёд, и на его чёрные кучерявые волосы легла грязная ткань Шляпы, ничуть не похожая на фетр.

- Здравствуйте, у вас не занято? – поинтересовался Брюс, заглядывая в купе. Там уже расположилось двое мальчишек, судя по всему, таких же первокурсников, как и он.
- Заходи, - доброжелательно улыбнулся один из них, довольно мускулистый высокий парень, которого хоть сейчас можно было помещать на постер, рекламирующий правильный образ жизни, что-нибудь о правильном питании и полезности регулярного занятия спортом. – Я Стивен Роджерс, а это Тони Старк.
Брюс перевёл глаза на второго мальчика, сидевшего у окна с недовольным видом и разглядывающим какой-то глянцевый журнал.
- Брюс Бэннер, будем знакомы.
На какое-то время в купе наступила тишина. Подумав, Брюс достал книгу и уткнулся в неё.
- Чего читаем? – неожиданно раздался голос Тони.
- Трактат о лекарственных травах, - ответил Брюс, отрывая глаза от книги.
- А! Хиппи? Или Гринпис? Защитим природу?
- Тони, не надо, - попытался оборвать его Стив.
- Не мешай мне общаться, Капитан Америка. Мы должны знать, с кем нам отбывать срок целых семь лет.
- Прости Тони, - извинился за него Стив и пояснил: - Он не очень хотел учиться в Британии, а потому не в духе уже давно.
- Что можно здесь выучить, когда вся эта страна застряла в средневековье?! – возмутился Тони.
- Вы оба из Америки? – поинтересовался Брюс, которого поначалу смутил акцент его новых знакомых. Получив утвердительный кивок, он продолжил свою мысль: - Тогда понятно, откуда такое возмущение. У нас техномагия если и не под запретом, то к ней относятся насторожённо, особенно после Первой Магической войны. Вы же знаете, что сторонники Гидры в первую очередь были техномагами?
- Из-за этого стоит отказываться от всех благ цивилизации? – продолжил возмущаться Тони.
- Нет, конечно, - пожал плечами Брюс. - Наш мир тоже меняется, просто очень медленно. Говорят, что новый директор, мистер Фьюри, - реформатор, так что ещё неизвестно, что нас ждёт в школе.
- А твоё отношение к техномагии?
- Осторожное любопытство. На данный момент меня заинтересовала молекулярная биология, я был бы не прочь узнать о ней больше, чем пишут в научных журналах.
- А ты читал…
Дальше разговор пошёл в таких зубодробильных терминах, что Стива хватило минут на десять, а потом он попросту заснул, тогда как Тони и Брюс с увлечением проговорили до самого прибытия.


- С тобой все ясно, сильный и умный. А ещё опасный, но ты ещё не понимаешь своей удачи. РЕЙВЕНКЛО! – прокричала Шляпа.

- Бартон, Клинтон!
Невзрачный мальчишка в практичной чёрной одежде, чем-то напоминающей военную форму, лёгким шагом проследовал к табурету. Внешне он был абсолютно спокоен.

- Чёрт! Сигнализация! Клинт, уходим! Живо! Если тебя поймают…
- Никого не видел, ничего не знаю, просто есть захотелось и переночевать негде. Я не дурак, ТрикШот!
- Ладно, расходимся, встречаемся в цирке!
Но, к сожалению, это была их последняя встреча. Клинт тогда заблудился и не смог добраться до места. Чужая страна, неизвестные законы. Его просто не стали ждать. А, может, не смогли. Клинт очень хотел верить в то, что те, кому он доверял, не бросили его по собственной воле. Но законы бродячего цирка, особенно гастролирующего вдали от дома, суровы.
Когда он все же попался на глаза полицейским, поздно было что-то менять, его труппа уже отправилась на родину. Клинт остался один. Снова. Нет, о нём, конечно, позаботились, отдали в приёмную семью, но там ему не обрадовались. У новых опекунов он был не один, так что на новенького просто не хватало времени. С ребятами как-то сразу не сложилось. Он был для них чужаком, ещё одним соперником в соревновании за еду и внимание приёмных родителей. А Клинт и не претендовал на чужое участие. Он тосковал по своим прежним опекунам, по тренировкам, по кочевой жизни, всё больше замыкаясь в себе и редко открывая рот, чтобы произнести хоть слово. Такими темпами он совсем разучился бы говорить, если бы не Она.
Рыжая бестия появилась в их бедном районе случайно, умудрилась затеять драку с Тришей и выиграть, а это надо было постараться. Но закон улиц не предполагает дуэли один на один. И девочке пришлось бы несладко, когда подтянулась остальная ребятня в желании отмстить за свою. Их планам помешал Клинт, что не добавило ему популярности среди «братьев и сестёр». Вдвоём с новенькой они действовали так слаженно, словно всю жизнь тренировались в паре. Они понимали друг друга с полувзгляда, даже без слов. Нет, они тогда не победили, но и не проиграли. Одно то, что они встретились – уже было знаком судьбы. А когда выяснилось, что они оба маги и вместе идут в Хогвартс, тут уж Клинт окончательно уверовал, что он больше не один.


- Верность, пусть даже только одному человеку. Трудолюбие и целеустремлённость, пусть даже только в выбранном тобой деле. Пусть будет так. ХАФФЛПАФФ!

- Одинсон, Локи!
Все недоуменно переглянулись, потому что вперёд вышел мальчик, которого первокурсники до сих пор не видели ни в Хогвартс-экспрессе, ни в походе на озеро, ни в зале ожидания. А ведь такого высокого черноволосого с ясными зелёными глазами парня девчонки не обделили бы своим вниманием.

- Это уже никуда не годится! Кто разрушил смотровую башню?!
Один был просто в гневе. Нет, он понимал, что мальчишки всегда остаются мальчишками и ратные подвиги кружат им голову и будоражат кровь. Но одно дело доблесть на военном поприще, другое – разрушение созданного руками твоего же собственного народа. Это уже не лезло ни в какие ворота.
- Мы не виноваты, отец, - ответил Локи, но его скользнувший в сторону брата взгляд лучше слов указал на виновника.
- А кто подстроил ловушку Хаймдаллу, чтобы попасть по Радужному Мосту в Ётунхейм и, цитирую, «врезать по синекожим задницам»? И это после того, как я лично запретил вам туда соваться.
- Это не мы, отец, - продолжал твердить Локи.
- А кто накормил Вольштагга мясом кабана, в подливке которого оказалось слабительное зелье, и закрыл все туалеты в апартаментах?
- Отец, это просто шутка.
- После этой шутки обеденный зал до сих пор отмыть не могут, а дух там стоит такой, что сдохнет любой враг.
- Значит, мы открыли ещё одно оружие массового поражения, - нашёлся Локи.
- Для начала оно поразило всех в замке. Знаете, мальчики, я вас люблю, обоих, но я устал бороться с собственными сыновьями. Мы с вашей матерью долго думали, как с вами поступить. И придумали. Вы отправляетесь в Мидгард, учиться магии. А заодно дисциплине. Раз я не могу с вами сладить, будем надеяться, справятся профессионалы. Идите, собирайтесь.
Братья недовольно посмотрели друг на друга и на отца и направились к двери, понимая, что Один не изменит своего решения. Чуть позже владыка Асгарда постучался в дверь одного из своих сыновей.
- Локи, я хочу с тобой поговорить.
- Я слушаю, отец, - почтительно склонил голову тот.
- Я знаю, что тебе сложно здесь. Наш мир восхваляет силу и воинскую доблесть, а твои таланты лежат в другой плоскости. Хогвартс даст возможность тебе получить знания и отточить свои способности. Та магия ближе к твоей. Ты обретёшь силу и уверенность, которую я не смогу дать тебе здесь. Учись хорошо. И присматривай за братом. Постарайтесь не разнести тот мир на кусочки.
- Как скажешь, отец!


- Не думаю, что тут есть над чем долго размышлять. С…
- Уважаемая Шляпа, я могу обратиться к вам с маленькой просьбой?
- Это уж интересно. Слушаю.
- Вместе со мной распределение проходит мой брат, Тор. Могу я попросить отправить нас на разные факультеты?
- Ну, подобные прецеденты были. А что так? Вы настолько не ладите?
- Нет, конечно. Но каждый из нас должен стать чуть самостоятельнее, а то братские чувства мешают нам двигаться вперёд.
- Велеречивый хитрец. Я не ошиблась. СЛИЗЕРИН!

- Одинсон, Тор!
Ещё один незнакомец, судя по фамилии, брат предыдущего. Раз они одногодки, то должны были бы быть близнецами, но на самом деле совершенно не походили друг на друга ни внешностью, ни настроем. Если Локи казался вполне спокойным и собранным, то вид Тора говорил о глубокой подавленности.

Радужный Мост перенёс их с братом на берег большого озера. Природа здесь была куда более сурова, чем в Асгарде, но если судить по лекциям матери об их контактах с Мидгардом, то это всё же не земли викингов. И судя по одежде приближающегося к ним аборигена, не то время.
- Я Фил Коулсон. Добро пожаловать в Хогвартс! Следуйте за мной в замок. Там вы сможете переодеться и подождать распределения.
- Что это за место?
- Я же сказал: Хогвартс, школа магии и колдовства, в которую вы зачислены на первый курс. Ваш отец особо настаивал, чтобы к вам относились как ко всем остальным, не принимая во внимание ваше происхождение. Так что, юные господа, следуйте за мной.
Если отец и здесь приложил руку, то делать нечего. Тор просил, буквально умолял оставить дома и его, и брата. Семь лет провести здесь, среди обычных смертных! Когда-то люди считали их богами, а теперь они низведены до простых мальчишек. Все это он высказал отцу, когда тот пришёл к нему в комнату сказать пару напутственных слов. И они поругались. Отец назвал его мелким тщеславным задирой, на которого нет надежды, на которого он никогда не сможет оставить трон. А в конце Всеотец наложил ограничители на его силы, чтобы больше не платить виру за разрушения по вине несдержанного сына.
Тор закрыл своё сознание и душу от всех и впервые в жизни замолчал больше, чем на десять минут.


- Что же, я понимаю вашего отца. И, кажется, знаю, куда направить каждого из вас.
- Можно с братом?
- С братом? Нет, нельзя! Гостиные Слизерина находятся в подвалах, так что начинать разрушения с фундамента я не позволю. ГРИФФИНДОР! Глядишь, ещё и приживёшься там.

- Роджерс, Стивен!

Стивен лежал в огромной постели в окружении многочисленных светящихся приборов и склянок с зельями. Он был практически здоров, но его опекун советовал ещё полежать, чтобы не создавать вокруг себя лишнего ажиотажа. Его сила и ускоренная регенерация и так заставляли других задаваться вопросом, а стопроцентный ли он человек. Даже американцы, при всей своей лояльности и толерантности с насторожённостью относились и к вампирам, и к оборотням, считая их потенциально опасными. Способности же Стива частично подходили к классическим особенностям этих тёмных существ – например, таким как высокий уровень регенерации и скорость реакции.
И вот теперь он вынужден валяться в кровати, вместо того, чтобы снова выйти на поле. И все потому, что обычно люди после таких травм приходят в себя хотя бы несколько дней.
- Не скучаешь? – в комнату вошёл высокий человек в костюме. Его тонкие смешные усики воинственно топорщились.
- Нет, мистер Старк.
- Говард. Мы же договаривались. За столько лет уже мог бы и привыкнуть.
Стив смутился. Он никак не мог заставить себя назвать этого уважаемого человека просто по имени.
- Стивен, нам нужно поговорить, - начал Говард. – Я не раз тебя предупреждал, что открывать людям правду о тебе сейчас будет неразумно.
- Да, я виноват, - покаянно опустил голову Стив.
- Глупости, в случившемся никто не виноват. Это спорт. Но скрывать произошедшее с тобой становится всё труднее. А сейчас не лучшее время для демонстрации твоих способностей, ты слишком юн, и найдётся немало людей, которые захотят тебя использовать. Я принял решение отправить тебя в Великобританию. Вы с Тони будете учиться в европейской школе магии. Хогвартс сейчас возглавляет мой старинный приятель, он готов принять на себя обязанность учить таких необычных детей, как ты и Тони. У вас будет время и возможность научиться традиционной стихийной магии и более того. Но помни, я всегда буду рад вас видеть дома. Не забывай об этом, и Тони не давай забыть. Присмотри там за ним, хорошо?
- Хорошо, мистер Старк... Говард.


- Трудный выбор. Храбрость и верность, а ещё просто огромное чувство ответственности. Внутреннее благородство и черты лидера. Пожелания есть? Нет? Тогда, ГРИФФИНДОР!

- Романофф, Наташа!
Рыжеволосая красавица буквально выпорхнула из рядов оставшихся нераспределёнными и решительно направилась к Шляпе. На её лице было написано такое упрямство, что стоило посочувствовать древнему артефакту.

- Он мой друг! И никто не разлучит нас!
- Дочка, но он же не из нашего круга, простой мальчишка-маггл, он не пара тебе. Даже как друг. – Мать была настроена решительно. Ей не нравилось увлечение дочери, её гордости, её рыжей ведьмочки, каким-то оборванцем без роду без племени. - Лучше подружись с Борисом, он нравится отцу, сын его деловых партнёров и маг к тому же.
- Он не нравится мне. И точка. К тому же, Клинт не маггл, он тоже получил письмо из Хогвартса.
- У него всё равно нет денег, чтобы там учиться, - отмахнулась мать.
- А попечители на что? – фыркнула дочь, уверенная в своей правоте. - А Фонд Основателей? Директор Фьюри уже подписал документы, чтобы Клинту дали стипендию. Он будет учиться в Хогвартсе! К тому же, будет кому за мной приглядеть. Мамочка, ты же не хочешь, чтобы с твоей доченькой случилось что-то плохое? А Клинт доказал, что он может меня защитить. Даже папа признал, что он отличный боец, особенно учитывая его возраст.
- Да, папа оценил талант твоего приятеля как фехтовальщика и как бойца. Даже слишком оценил, по моему мнению. Ладно, пусть будет по-твоему, - вздохнула мать, - может, ты ещё повзрослеешь и образумишься. Познакомишься с другими ребятами, найдёшь себе другие интересы. Говорят, директор Фьюри всё чаще приглашает студентов и слушателей из других стран.
- Видишь, мама, сколько опасностей меня там подстерегает. Так что лучше уж знакомое зло. Ведь правда?


- Да, с такими талантами, девочка, тебе дорога только в один из Домов…
- В Хаффлпафф.
- Даже не думай! Мне ещё дорог этот факультет!
- Спалю!
- Только попробуй! Будешь отрабатывать наказание с самим Фьюри. У нас с ним взаимовыгодный договор.
- Там Клинт!
- И что? Кто тебе мешает дружить с ним, будучи на факультете СЛИЗЕРИН!

- Старк, Энтони!
Когда Шляпа опустилась Тони на глаза, в его памяти всплыл эпизод из давнего прошлого.

- Сынок, не слишком ли рано в твоём возрасте играть с паяльником?
- Я не играю.
- А что ты делаешь?
- Я мастерю. Если эту плату поместить в навигатор автомобиля, то можно будет аппарировать прямо с ним.
- Сынок, по законам сохранения энергии, аппарировать может лишь живая материя, остальное относится к телепортации, а там включаются другие законы. Совмещать их опасно для жизни любого человека.
- Но папа, подумай, когда маг аппарирует, он же перемещает вместе с собой одежду, артефакты, некоторый груз из различного материала и не задумывается над этим.
- Данные вещи входят во взаимодействие с магическим полем человека, непосредственно соприкасаясь с ним. Но автомобиль слишком велик, чтобы подпадать под это правило.
- Нет, просто нужно найти способ, заклинание или зелье, чтобы магическое поле распространялось на целый автомобиль, или же создать прибор, который мог бы помочь магии посчитать его частью человека. Моя плата как раз и это делает.
- Интересно. И полезно с практической точки зрения. Но зачем тебе это нужно, сынок? Тебе ведь всего лишь четыре.
- Мне просто интересно играть с паяльником.


- Тони Старк. А ты, оказывается, юный гений и техномаг, к тому же.
- Да, и горжусь этим.
- Я не спорю. Очень полезный навык, но, помимо этого, у тебя есть и другие таланты. И я знаю, где ты сможешь их развить. РЕЙВЕНКЛО!
С этими словами с Тони сняли Шляпу и подтолкнули к его столу, где уже с удобством расположился его знакомый и кандидат в друзья Брюс Бэннер.

Распределение длилось где-то около часа. В этом году поступало более тридцати учеников, и, как выяснилось из разговоров, каждый из них увидел какой-то эпизод из прошлого. Процесс распределения шёл стремительно и напоминал конвейер. Юные рейвенкловцы пытались считать, сколько времени требуется шляпе на принятие нужного решения. Кое-кто из старшекурсников прервал выстраивание научных теорий, указав, что если бы Шляпа не любила поболтать во время распределения, то оно заканчивалось бы ещё быстрее и что раньше, до директора Фьюри, сортировка шла медленнее, так как Шляпа отличалась чрезмерной разговорчивостью. Так что если не начинать спорить с артефактом, все проходит без задержек.
Когда последняя девочка, Лиза Турпин, присоединилась к столу Рейвенкло, профессор Хилл свернула свой список и вынесла из зала Распределительную Шляпу.
Директор Фьюри поднялся со своего кресла, более напоминавшего трон, и оглядел своим единственным глазом учеников.
- Я смотрю, все проголодались, тогда объявления оставим на потом, а вам я скажу то, что вы сегодня уже неоднократно слышали, кто-то впервые, кто-то уже не первый раз… Добро пожаловать в Хогвартс!
Зал разразился криками и аплодисментами, а затем все принялись за появившуюся буквально из ниоткуда еду. И она была великолепна и разнообразна: ростбиф и различные отбивные, жареная птица и рыба, сосиски и колбасы, картофель во всех видах и другие овощи, различные приправы и соусы ко всему этому великолепию. Все буквально набросились на еду, сведя разговоры лишь к «подай-передай-спасибо». Лишь призраки откровенно скучали, глядя на все кулинарные изыски. К сожалению, им эти яства были недоступны.
Зато первокурсники узнали, почему знакомое им гриффиндорское привидение называют Почти Безголовым Ником. Оказывается, его голова, поддерживаемая широким воротником, все ещё держалась на лоскуте призрачной кожи, так что голова легко укладывалось на левое плечо. Зрелище было малоаппетитное.
- Опять эти гриффиндорцы довели своим любопытством сэра Николаса. Каждый год одно и то же, - проворчал какой-то старшекурсник, стараясь не смотреть в сторону гриффиндорского стола.
Когда все наелись и тарелки опустели, пришло время десерта, столь же разнообразного, что и предыдущее меню: различное мороженое, пироги, торты и пирожные, конфеты и фрукты. Это был праздник живота под названием «Прощай, диета!», потому что отказаться не смог никто.
Разговор тоже потёк в куда более приятное русло. Старшекурсники говорили о том, кто, где и как провёл летние каникулы. Новички принялись знакомиться.
Как оказалось, в этот год распределение в целом привело на каждый факультет более или менее равное число первокурсников. В Рейвенкло их было девять. Если не считать Тони и Брюса, то учиться им предстояло в компании Терри Бута, Стивена Корнфутта, Кевина Энтвисла и сурового шотландца Морага МакДугалла, чьи внутренности, по его словам, до сих пор знобило от прикосновения к ним призраков. Девичью часть составляли Менди Брёклхёрст, Лиза Турпин и Су Ли, симпатичная миниатюрная китаяночка. Познакомившись между собой, новички обратили своё внимание на стол преподавателей, но выяснить, кто из них кто, не успели, так как тут же вновь поднялся директор Фьюри.
- Я смотрю, что все наелись, так что несколько объявлений перед началом семестра. Прошу всех ознакомиться со школьными правилами. Это касается не только новичков, - тут он сурово посмотрел на стол гриффиндорцев. – В школе запрещается колдовать в коридорах, для этого есть учебные классы. Любое разжигание ненависти по любой причине будет наказываться особо серьёзно, я не потерплю распрей среди учеников. Оставьте свои предубеждения дома, сюда вы приехали учиться. Далее, в Запретный Лес ученикам хода нет, исключения составляют уроки Ухода за Магическими существами. Тренировки по квиддичу начнутся через неделю. Все, кто хотел бы играть за свои сборные, должны обратиться к тренеру Уилсону. Так же хочу напомнить, что если какие-то двери для вас закрыты, не стоит взламывать их защиту, вы не знаете, что может скрываться за ними. Обо всех изменениях преподавательского состава вы узнаете в своё время. А теперь, старосты, покажите новичкам их спальни. И смотрите, чтобы они не потерялись по дороге.
Так ненавязчиво была поставлена точка в праздничном ужине и дан старт на расползание из зала. Староста Рейвенкло по имени Дейзи Джонс повела первокурсников из Большого зала вверх по мраморной лестнице. Гостиная Рейвенкло располагалась в западном крыле замка. Первокурсники поднялись на пятый этаж, прошли два длинных коридора и забрались по винтовой лестнице почти на самый верх Западной башни. Традиционного входа в гостиную не существовало, лишь сплошное деревянное полотно и бронзовый молоток в виде орла. Староста подняла руку и ударила им один раз по стене. Бронзовый орёл открыл клюв и раздался мелодичный голос:
- Что первично: яйцо или курица?
- В Рейвенкло учат думать, а потому у нас нет глупых паролей, как на других факультетах, нужно ответить на один из вопросов, который задаёт наш хранитель.
- А если на него нет ответа? Или мы его не знаем? – поинтересовался Терри.
- Можно подождать того, кто знает ответ, а можно попытаться порассуждать самому.
- А что рассуждать, все мы когда-то вышли из первичного бульона, - проворчал Тони.
- Интересная теория, - ответил голос, и дверь открылась.
Общая гостиная Рейвенкло оказалась большой круглой комнатой, просторной и воздушной. Стены прорезывали изящные арочные окна с шёлковыми занавесями, переливавшимися синевой и бронзой. Днём, вероятно, отсюда открывался чудесный вид на окружающие горы. Куполообразный потолок был расписан звёздами, такими же, как на ультрамариновом полу. За исключением смелого дизайна здесь присутствовало все, что пристало хорошей студенческой гостиной: письменные столы с удобными стульями, кресла у камина, а так же массивные книжные шкафы до потолка, полностью заставленные книгами. Но первым делом в глаза бросалась статуя из белого мрамора, что находилась в нише напротив входа. Она представляла собой красивую женщину с загадочной полуулыбкой на лице и диадемой в волосах.
- Перед вами основатель Хогвартса и нашего факультета в частности, Ровена Рейвенкло, - пояснила староста.
Статуя стояла у двери, что вела к спальням этажом выше.
- Мы не теснимся, как гриффиндорцы, мы живём по двое или по трое, как нам удобно. Это позволяет нам не мешать друг другу заниматься или отдыхать. А теперь - мальчики налево, девочки направо, и ищем свои спальни.
Брюса и Тони поселили в одной комнате, к их обоюдному удовольствию. Быстро сполоснувшись в общем душе, они с наслаждением забрались под одеяла.
- Ну, тяжёлый был денёк, - сказал Тони, блаженно прикрывая глаза.
- Нелёгкий, - согласился Брюс.
- Кстати, хотел тебя спросить. На распределении тебя назвали Робертом, ты представляешься Брюсом. Это прозвище?
- Второе имя. Спокойной ночи, Тони!
- И тебе того же, Брюс!
С этими словами они провались в свои долгожданные сны.

Глава 2.
ИСЧЕЗНУВШЕЕ СТЕКЛО


- Вставай, всё проспишь!
Чья-то тяжёлая рука потрясла Тони за плечо. Он честно пытался сбросить её и спрятаться от назойливого живого будильника под одеялом, но все его попытки были решительно пресечены.
- Вставай, на завтрак опоздаешь!
С трудом разлепив глаза, Тони посмотрел на собственноручно заколдованный хронометр на руке. Часы показывали три часа. При попытке включить мозг, тот отговорился тем, что для завтрака по любому или слишком рано или слишком поздно. Судя по состоянию всего остального организма скорее уж первое. Тони попытался это все высказать своему будильнику, но тот видать ничего не понял из бурчания в подушку и продолжал увещевать:
- Первым уроком у нас Травология, ты же не хочешь рыться в земле на голодный желудок?
Тони с усилием оторвал голову от подушки, проглотил стоящий в горле ком и не открывая глаз простонал:
- Какая Травология в три часа ночи?
- Открой глаза, посмотри в окно, солнце давно уже встало. Староста уже раздала расписание и ждёт нас в гостиной, чтобы проводить на завтрак.
Тони послушался и открыл глаза. Их небольшая спальня в голубых тонах и вправду была залита солнечным светом. Шторы были приветливо раскрыты, а на подоконнике сидела какая-то мелкая пичуга и подъедала рассыпанные кем-то хлебные крошки. Добрый самаритянин же стоял рядом с соседом по комнате и совершал свой очередной подвиг – пытался поднять Тони с утра пораньше.
- Брюс, какого чёрта?!
- Доброе утро! – приветливо ответил уже умытый и полностью одетый Брюс.
- Утро добрым не бывает! – пробурчал Тони. Он никогда не любил данное время суток, а ещё его интересовало, что случилось с его часами, что они показывают неверное время. Правда ему не дали заняться этой проблемой сразу, а выставили за дверь, указав в направлении общих душевых. Через минут двадцать он все же был умыт, собран и отконвоирован в гостиную, где под бдительным оком старосты уже собрались все первокурсники.
- Ну что, все теперь в сборе? – поинтересовалась Дейзи Джонс. Если судить по её виду, да ещё нескольких спустившихся старшекурсников, утро не являлось любимым временем суток у данного факультета. – Запоминайте дорогу в Большой Зал, завтра пойдёте сами.
Нестройными шеренгами юные рейвнкловцы двинулись к Большому обеденному залу. Снова куча лестниц, живые назойливые портреты на стенах, которые то и дело пытались пообщаться. А главное много жизнерадостных и взволнованных ребят вокруг, которые сильно раздражали невыспавшегося Тони. Товарища по несчастью он чувствовал в одной лишь старосте, которая кажется только усилием воли переставляла ноги, двигаясь на полном автопилоте, не открывая покрасневших от недосыпа глаз. Следуя за своим проводником, которая ничего не видела перед собой, вся группа первокурсников в сине-серых галстуках на полном ходу врезалась в своих коллег с кросно-золотого факультета.
- Джонс, тебе кто-нибудь говорил, что спать нужно по ночам в кровати, а не на ходу, сшибая всех на своём пути? – поинтересовался темноволосый парень в мантии с эмблемой Гриффиндора и значком старосты на груди.
- Кто-то говорил, Кинг.
- Только до твоих умных мозгов, видно, эта информация так и не дошла.
- Прекрати пытаться быть остроумным, тебе не идёт. А теперь пропусти нас, и тогда никто не узнает, чем занимался «гриффиндорский король» всю ночь, а главное где.
Кажется, эта информация не подлежала громкому разглашению, и Кинг что-то шипя себе под нос был вынужден пропустить раздражённую Джонс вперёд. Следом за ней потянулись и её подопечные.
- Эй, Тони, как ты?
Знакомый, до боли бодрый голос раздался над самым ухом, вызывая лишь одно желание, развернуться и дать его обладателю в глаз, чтобы не сильно радовался жизни. Но драка в первый же учебный день, к тому же с подопечным собственного отца – это не выход.
- На глупые вопросы не отвечаю, - лишь пробурчал он и двинулся вслед за остальными.
- Акклиматизация все ещё мучает? – донеслось до него. – Пять часов разницы – это серьёзно.
Тони лишь пожал плечами и только дойдя до стола сообразил, что именно ему сказал Стив. Пять часов! Вот причина несоответствия времени на часах с реальным! Оказывается, он просто забыл перевести часы!
Вздохнув с облегчением он наконец уселся рядом с Брюсом и посмотрел на стол. Зря он это сделал! На столе стояла малоаппетитная масса, в которой угадывалась какая-то каша, на тарелках лежали серого цвета лепёшки, а так же копчёная селёдка. Кувшины же были наполнены какой-то оранжевой жижей и молоком. От одного вида данного набора продуктов Тони замутило.
-Что это? – спросил он у Брюса, не надеясь впрочем, что ему ответят. Но Брюс решил поддержать светский разговор.
- Это? Традиционный шотландский завтрак.
- Ты уверен?
- Вполне.
- И люди это едят?
- Да. А почему нет, собственно? – Брюс никак не мог понять, в чем собственно проблема.
- Потому что после этого на уроки могут пойти только те, у кого желудок отсутствует вовсе.
- Зря ты так. Многие поколения так питались.
- Селёдкой с молоком?! – Искренне изумился Тони. - И как они не вымерли после этого?
- Ну, не нравится шотландская кухня, на соседнем столе есть блюда английского традиционного завтрака – тосты, яйца, бекон, фасоль и жаренные сосиски. Правда, овсянку все равно никто не отменял.
- Овсянку? - Тони покосился на стоявшую перед ним тарелку.
- Овсяную кашу. Съешь, это вкусно и полезно.
Тони зачерпнул ложкой вязкую массу, поднял её, но тут же опустил обратно, так как еле смог справится с рвотным рефлексом.
- Не могу.
- Тогда держи, - Брюс заботливо пододвинул к нему тарелку с жаренной глазуньей, беконом и фасолью в томате.
- А может лучше хлопья?
- Какие хлопья? – не понял Брюс.
- Ну, кукурузные, или рисовые, даже на ржаные согласен. И апельсиновый сок, а лучше йогурт.
При воспоминании о нормальном завтраке желудок Тони встрепенулся и заурчал, предвкушая удовольствие, но его вместе с хозяином тут же обломали.
- Не думаю, что тут такое подают.
- Ага, это не входит в традиции.
- Точно.
- Ладно, тогда я просто выпью кофе с бутербродом.
- Вынужден тебя огорчить…
- Нет кофе? – абсолютно несчастным голосом спросил Тони.
- Нет, - покачал головой Брюс.
- Совсем-совсем?
- Мне жаль.
- Господи, как вы ещё живы?!
- А Мерлин нас знает, - пожал плечами Брюс, аккуратно отрезая кусочек сосиски.

После завтрака, окончательно испортившего настроение Тони, первокурсники под присмотром группы третьекурсников, у которых по расписанию значился Уход за Магическими Существами, отправились на свой первый урок Травологии. Практические занятия походили в школьных оранжереях. Возле одной из них стояла невысокая стройная женщина в коричневой мантии. Возле неё же топтались ученики, кажется с Хаффлпаффа.
- Доброе утро, дети, меня зовут профессор Уэйнсборо. Мы с вами начинаем изучать очень важную дисциплину, как Травология. Ещё эту науку называют Травоведение, ибо главное здесь – это ведать все о травах: что они из себя представляют, какими свойствами обладают, где применяются, где и как их выращивать, ухаживать и собирать, чтобы получить максимум полезных вам свойств. Большая часть уроков буде посвящена практическим занятиям, то есть мы будем сажать и ухаживать за растениями, попутно я буду рассказывать вам об их свойствах. На дом же будут задаваться самостоятельные исследования по изучаемой теме. Первый год, целиком, мы посвятим лекарственным растениям немагической группы.
- А сейчас мы проведём перекличку, чтобы я с вами познакомилась, а затем направимся в одну из оранжерей, где будем приобщаться к миру магии Земли. Итак, я называю фамилию, вы поднимаете руку и отвечаете мне.
- Роберт Беннер, Рейвенкло.
- Я, - Брюс поднял руку.
- Терренс Бут, Рейвенкло.
- Здесь.
Судя по вызываемым фамилиям, перекличка шла пофакультетно. После Тони руку подняла Лиза Турпин. Весь первый курс их факультета был пригнан на огородные работы полностью. А вот Хаффлпафф внезапно не оправдал свою репутацию верных друзей, так как ответом на первую же названную фамилию была тишина.
- Клинт Бартон, Хаффлпафф… Мистер Бартон?.. Кто-нибудь знает, где мистер Бартон?
На все вопросы профессора было лишь недоуменное пожатие плечами от учеников Хаффлпаффа. Кто-то из наиболее догадливых ответил:
- Наверное заблудился.
- Два балла с Хаффлпаффа за опоздание. Если мистер Бартон не появится до конца урока, факультет потеряет ещё пять, за его прогул. Продолжаем. Сьюзен Боунс здесь?
- Да, профессор Уэйнсборо, - ответила симпатичная девочка с длинной русой косой, спускающейся по спине. К концу переклички отказалось, что отряд Хаффлпаффа потерял лишь одного бойца трудового фронта. После этого все оставшиеся неудачники направились в оранжерею, чтобы познакомится с мальвой, одним из компонентов противопростудного зелья. После этого урока Тони понял, что Травология или Травоведение, - неважно, как это назвать, - это совсем не его стезя. Как и многих в их классе. Лишь немногие, среди них Брюс, оценили данный предмет. Тони смотрел на приятеля и никак не мог понять, что хорошего тот нашёл в этом ковырянии в земле. А Брюс словно отрешился от всего мира, впал в состояние дзен и прекратил обращать внимание на любые внешние раздражители. Ему в этом не мешали ни ученики, ни преподаватель, тем более что Уэйнсборо, рассказав о проходимом на уроке растении, задала самостоятельное задание по сбору и первоначальной обработке листьев и корней. В конце урока она задала домашнее задание и выпроводила их из оранжереи, не забыв лишить Хаффлпафф обещанных пяти баллов.
Бартон обнаружился лишь на Чарах, проходивших у Рейвенкло со Слизерином. Он сидел вместе рыжеволосой слизеринкой и молча наблюдал, как его соседка по парте пререкается с преподавателем.
- Профессор Поттс, но Клинт физически не успеет добежать до кабинета ЗОТС до начала уроков, а за опоздание его могут наказать.
- Как показал первый урок за неявку тоже. А моему факультету не стоит больше терять баллов.
- Но как полномочный декан факультета Хаффлпафф вы можете дать освобождение своему ученику на один урок, по объективным обстоятельствам.
- Мисс Романофф, по вашей логике я могу написать не освобождение, а записку, объясняющую задержку, что не лишит мой факультет баллов, но наведёт порядок в расписании мистера Бартона.
- Но ведь его будет некому проводить на другое занятие, он может заблудиться и тогда не опоздать, а пропустить урок целиком. И тогда ваша записка не сыграет своей роли, а к тому же один из ваших учеников и подопечных будет ходить в одиночку по замку, что совсем не безопасно.
- Ладно, мисс Романофф, вы меня убедили. Пусть он останется на моем уроке, но после следует своему расписанию, а не вашему.
- Обязательно.
- Следующий урок у нас совместный, - захихикала слизеринка, судя по всему, сестра-близнец Морага МакДугалла. В отличие от своего весьма сурового брата она отличалась более лёгким и смешливым характером.
Профессор Вирджиния Поттс понравилась всем ученикам. Сама не так давно закончившая школу, она превосходно помнила, что и как можно было рассказать ученикам, чтобы заинтересовать их предметом и вдохновить их на дальнейшие подвиги. Чары просто не могли не нравиться, ведь они и были истинное волшебство – взмахнул палочкой, сказал заклинание, и окружающий мир изменился. В общем, это было с пользой проведённое время, и даже объёмы домашнего задания никого не смутили. Начали они с простого заклинания левитации, заставляющего предмет парить, причём, чем он тяжелее, тем больше требовалось усилий мага. Начали они с простого пёрышка, но Тони уже мечтал, как он научится поднимать в воздух доспехи, а ещё лучше себя в них. Он буквально видел себя в золотистых латах, рассекающим воздух над Манхеттеном.
Но это были мечты, из которых его вырвал громогласный голос преподавателя Истории. Честер Филлипс предпочитал, чтобы его называли «господин полковник». Вместо одной из ног у него был металлический протез, которым он громыхал, шествуя между рядами и рассказывая о военных конфликтах между магами Иераконполе и Буто. Более раннюю историю он описал в нескольких словах - «Тогда либо жили мирно, либо стратегические планы до нас не дошли». Рейвенкловцы были не в восторге от такого подхода: им было бы интересно узнать про зарождение магии, про те возможности, которые были у магов древности, а не то, что заклинание дождя из саранчи было придумано и осуществлено впервые египетскими магами в четвёртом тысячелетии до нашей эры, чтобы насолить своим соседям, уничтожив их урожай. Гриффиндорцы же с удовольствием слушали экспрессивные рассказы о военных компаниях тех дремучих лет с демонстрацией приёмов рукопашного боя. Кое-кто из львиного прайда был готов присоединится к полковнику и продемонстрировать свои навыки махания руками и ногами. Надо ли говорит, что Тор Одинсон принёс своему факультету пятнадцать лишних баллов и заслужил репутацию любимчика учителя. Он был так же громок, так же восторженно-воинственен, единственное его отличие от полковника Филлипса было то, что он был ещё очень юн, а его конечности - целы.
Как вечером поведали старосты, это был ещё не самый худший из учителей истории. Семикурсники ещё застали профессора Бинса. Он был приведением и бухтел только о гоблинских войнах, всем курсам одно и то же без исключения. Его уроки были так скучны, что использовались лишь как дополнительные часы сна. Директор Фьюри почти сразу избавился от подобной школьной достопримечательности. Он не стал его развоплощать или изгонять, а просто перенёс уроки истории в другой кабинет и пригласил Филлипса. Тот правда был несколько помешан на военных компаниях разных лет, и памятуя о том, что главными задирами магического мира всегда были именно гоблины, их войны так же глубоко изучаются, но все же не ими едиными… А кому интересно почувствовать разницу, тот может сходить в старый кабинет истории и превосходно выспаться. Некоторые ушлые хаффлпаффцы давно притащили туда матрасы вместо вынесенных парт и так боролись с бессонницей.
Все эти бесценные сведения первокурсники узнали на вечернем сборе со старостами, которые проводились еженедельно для первокурсников, чтобы объяснить им, как все устроено в этом мире. Это была первая традиция, которая понравилась Тони. Старосты-пятикурсники, Дейзи Джонс и Дейд Мерфи, собрали новичков и по сути делились школьными сплетнями, попутно давая рекомендации по тому, как общаться с преподавателями и чего ожидать от других факультетов.
- Запоминайте, мелкотня, - вещал Мерфи, оседлав стул. – Что бы вы не прочли в старых книгах про уклад Хогвартса – полная ерунда по отношению ко дню сегодняшнему. Последние несколько лет все сильно поменялось. Ранее за факультет отвечал декан, который был и одним из преподавателей. Он был настоящим Главной Дома, он решал все вопросы, связанные с организацией, защитой, разрешением споров и так далее и тому подобное. Сейчас для этого есть старосты. Так что Декан у нас получается главой чисто номинальным, максимум он на педсоветы ходит. Зато у него есть время заняться наукой, так что я лично ему завидую.
- Ты хоть имя назови, балаболка-завистник, - напомнила ему Джонс.
- Деканом Рейвенкло является известный зельевар и алхимик Авраам Эрскин. Как я уже сказал, глава он в большинстве своём номинальный, на факультете появляется не часто, занятый своими исследованиями, так что со всеми вопросами - к нам. Хотя кому интересно прогуляться по замку может дойти до кабинета Декана. Кстати, находится он в подземельях, где и классы зельеварения.
- И там же располагается факультет Слизерин, «что способствует дружеским и деловым связям между нашими факультетами». – Джонс строго посмотрела на первокурсников, словно подозревала их в будущей террористической деятельности против давних союзников. – Кстати, это цитата из неписанного кодекса факультета, озвученного нашим деканом в приветственной речи перед первокурсниками лет так пять назад, то есть до начала его очередного важного исследования. С тех пор мы его видим только на уроках, и то не всегда.
- Кстати, - продолжал вещать Мерфи, помимо стула, по-видимому, оседлав и любимого конька, - самому Слизерину повезло ещё меньше, потому что кабинет их декана, астронома и рунолога, находится в Астрономической башне, а туда лишний раз не набегаешься. – Он захихикал, видно вспомнив мытарства своих коллег из дружественного факультета. – Собственно, поэтому вот уже несколько лет все организационные вопросы решают старосты, сводя общение деканов с их подопечными к минимуму. И в этом есть своя определённая прелесть для учеников, которые лишены строго контроля, а для старост - возможность карьерного роста. Старост у нас шесть, то есть по двое на каждый старший курс, плюс двое главных старост, которые непосредственно обращаются уже к директору. Так что кому-нибудь, лет через пять, может выпасть счастливый билет, и он станет лишь на одну ступеньку ниже глав домов.
- А может и больше, - внесла Джонс свою лепту в агитацию будущих старост. - Сегодня у вас был урок Чар? – первокурсники дружно кивнули. - Так вот, Вирджиния Поттс, в простонародье Пеппер, вышла как раз из старост и теперь преподаёт вместо декана Хаффлпафф, который весьма занят своей работой, что его не видно и не слышно. Собственно его уже никто и не видел несколько лет.
- У нас его так и называют – Декан Кто.
- Прошу прощения, а куда он делся? – подала голос тихая, как послушница католического монастыря, Менди Брёклхёрст.
- А этого никто не знает, - пожала плечами Джонс. - Он мастер Чар, работал над проблемой невидимости материи. Его последний опыт прошёл так удачно, что до сих пор никто не может найти ни его самого, ни его лабораторию.
- А самое главное, что его даже уволить не могут, потому как все указывает на то, что он не покидал школы и числится на своём посту, а значит и на занимаемой должности. Так что Пеппер числится как помощник декана. А с этого года она получила профессорский ранг.
- А ты не завидуй, - Джонс дала своему размечтавшемуся напарнику лёгкий подзатыльник и продолжила рассказ о буднях сего примечательного учебного заведения, больше напоминающего филиал психиатрической больницы.
В целом школа жила по своим законам и мало напоминала магическое общество Великобритании, особенно с тех пор, как на пост директора пригласили Николаса Фьюри. Да, он был сильный маг, довольно опытный, чей возраст далеко не сразу виден с первого взгляда, боец с темными силами в лице Ордена Гидры. Но он никогда не учился в Хогарватсе, а потому не считал нужным придерживаться многовековых традиций. Поэтому в школе все время что-то меняется: программа, учителя, ученики, внутренний уклад. Это нравится далеко не всем, а потому некоторые из древних чистокровных родов предпочли отправить своих отпрысков в более консервативные заведения, например в Дурмстранг. Но на их места пришли ученики из других стран, коих особенно стало много в последние пару лет.
- И это отлично, так как позволяет англичанам познакомиться с другой культурой и новыми приёмами магии, - отметила Джонс в заключении, прежде чем уткнуться в толстенную книжку.
В общем, помимо слухов и сплетен Тони вынес одну идею – рейвекловцы любого возраста буквально помешаны на получении новых знаний, но при этом они были весьма практичны, чтобы не хранить полученное никому ненужным багажом. А ещё они любили эксперименты, которые часто носили характер розыгрыша. Это выгодно отличало их от остальных факультетов. Слизеринцы редко что-то делали просто так, у них всегда был мотив и часто далеко не бескорыстный. Хаффлпаффцы редко выносили свои шутки за пределы общей гостиной, и они были безобидны в большинстве своём. Проказы «грифов» всегда носили соревновательный характер, и в основе их всегда был лозунг «А тебе слабо?!». Часто их действия, не всегда смешные и умные, были результатам многочисленных пари по поводу и без. И только ученики Рейвенкло были последователями идеи, что у каждой затеи, помимо желания повеселиться, должна быть и куда более глубокая цель. Например, проверка какой-либо гипотезы. Так что первокурсники были отодвинуты в сторону, когда в гостиную влетел какой-то взлохмаченный рыжик с криком: «Эврика!»

Продолжение не влезает и уходит в комменты...

@темы: Фанфики, Песнь муза, Мстители в Хоге, ГП

URL
Комментарии
2012-12-31 в 05:02 

Klea
The owls are not what they seem
глава 2, часть 2

URL
2012-12-31 в 05:04 

Klea
The owls are not what they seem
глава 2, окончание

URL
2013-01-02 в 00:49 

Black_vs_White
My father says that success is the only thing to be valued in any endeavor © Lex Luthor
Klea, замурчательное продолжение. Спасибо. :squeeze:
Очень завораживающая картина выходит.

Только... с такими завтраками и без кофе :buh: Присоединяюсь к Тони - как они там ещё живут?! :-D

Наташа с Клитом, чувствую, ещё взорвут всем что-нибудь, и подозреваю, что не только мозг. :chup2:

Брюс же теперь будет немножко внимательней присматривать за Тони, да? А то следующим экспериментом этот гений и будущий плейбой взорвёт весь Хогвартс - размах у него очень подходящий. :vict:

2013-01-02 в 03:19 

Klea
The owls are not what they seem
Black_vs_White, замурчательное продолжение. Спасибо
Спасибо тебе, за внимание ;)

Очень завораживающая картина выходит
Очень на это надеюсь

Только... с такими завтраками и без кофе. Присоединяюсь к Тони - как они там ещё живут?!
Вот так и живут ;)

Наташа с Клитом, чувствую, ещё взорвут всем что-нибудь, и подозреваю, что не только мозг.
Естественно ;)

Брюс же теперь будет немножко внимательней присматривать за Тони, да? А то следующим экспериментом этот гений и будущий плейбой взорвёт весь Хогвартс - размах у него очень подходящий.
Будет. Но если Хогвартс переживет семь лет учебы этих "разрушителей", это будет самое безопасное место в мире. ;)

URL
2013-01-02 в 15:05 

Black_vs_White
My father says that success is the only thing to be valued in any endeavor © Lex Luthor
Klea, :crzfan::crzfan::crzfan:

если Хогвартс переживет семь лет учебы этих "разрушителей", это будет самое безопасное место в мире. ;)
И самое надёжное, как хороший сейф. :laugh:

2013-01-08 в 02:30 

Li_Liana
эльфийский замок с космическим шаттлом на парковке
Klea, :laugh: :hlop:
Хотя от концепта товарищей мстителей в магической реальности псевдо-Поттера у меня по прежнему немного взрывается мозг ;)

2013-01-08 в 02:36 

Klea
The owls are not what they seem
Li_Liana, но ведь они превосходно туда вписались ;)

URL
2013-01-08 в 23:14 

Li_Liana
эльфийский замок с космическим шаттлом на парковке
Klea, Вписались :) Но трава же :alles::alles::alles:

2013-01-08 в 23:47 

Klea
The owls are not what they seem
Li_Liana, трава. Кто же спорит :evil:

URL
2013-01-26 в 18:44 

Elsa Victoria von Klin
"How old are you? DS: My birthday is October 2". Играю в скраббл на раздевание.
2013-01-26 в 18:46 

Klea
The owls are not what they seem
Мать двоих котов, я так понимаю, что понравилось ;)

URL
2013-01-26 в 18:50 

Elsa Victoria von Klin
"How old are you? DS: My birthday is October 2". Играю в скраббл на раздевание.
Klea
ууууууууууууууууууууууу. Ты даже представить не можешь.

2013-01-26 в 20:26 

Klea
The owls are not what they seem
Мать двоих котов, теперь могу ;)
Спасибо за рекламу :evil:

URL
2013-01-26 в 20:32 

Elsa Victoria von Klin
"How old are you? DS: My birthday is October 2". Играю в скраббл на раздевание.
Klea
Это не реклама :laugh: Это фидбек такой )))))) Общественный.

2013-01-26 в 20:34 

Klea
The owls are not what they seem
URL
2013-02-03 в 19:03 

Хельга Винтер
You said you didn't like guns. - I don't. Never said I couldn't use them. (с)
2013-02-03 в 19:06 

Elsa Victoria von Klin
"How old are you? DS: My birthday is October 2". Играю в скраббл на раздевание.
2013-02-04 в 14:13 

Lord Belial
Ради разврата порожден ты, Велиар - ангел вражды. Ты и обитель твоя - тьма, а цели твои - сеять вокруг себя зло и боль
Хельга Винтер, спасибо, милый малыш, а главное как в текст вписывается ;)

2013-02-04 в 14:14 

You said you didn't like guns. - I don't. Never said I couldn't use them. (с)
Lord Belial, так потому и притащила. :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Owlwise by Firelight

главная